Московские гастроли спектакля «Гроза»

В этом году Ленинградская область отметит 90-летие со дня образования. К этому событию приурочено проведение с 11 по 13 мая 2017 года Дней Ленинградской области в Москве. Столицу посетит официальная делегация Правительства Ленинградской области во главе с Губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко, а также творческие коллективы и товаропроизводители региона. В рамках Дней запланирован ряд официальных, культурных и спортивных мероприятий.

Самым ярким культурным событием станет показ спектакля Театра на Васильевском «Гроза» в постановке главного режиссера театра Владимира Туманова 12 мая на основной сцене московского Театра им. Маяковского.

После премьеры в марте 2016 года спектакль вызвал большой интерес критики и театральной публики.

Театр на Васильевском

А.Н. Островский «ГРОЗА»

Режиссер-постановщик – Владимир ТУМАНОВ
Художник-постановщик – Семен ПАСТУХ
Художник по костюмам Стефания ГРАУРОГКАЙТЕ
Художник по свету – Гидал ШУГАЕВ
Педагог по вокалу – Виктор ВОЛНА
Музыкальное оформление – Александр ЗАКРЖЕВСКИЙ

Аранжировка, исполнение композиции «Сосна» - Дмитрий Фёдоров

Женщина, нарушающая нравственный долг не может стать счастливой, не может скрыть свою вину. Для героини важна суть отношений, а не форма. Вот почему она ощущает себя на краю пропасти, чувствуя свою греховность. История любви и измены, греховности и раскаяния, воли и слабости, веры и неверия.

В спектакле заняты: н.а. России Наталья Кутасова, з.а. России Сергей Лысов, Елена Мартыненко, Михаил Николаев, Татьяна Калашникова, Мария Фефилова, Арсений Мыцык, Алексей Манцыгин, Сергей Агафонов, Владимир Бирюков, Анна Захарова, Тадас Шимилев.

Действующие лица и исполнители:

Дикой

Заслуженный артист России

Сергей Лысов

Борис

Алексей Манцыгин

Кабаниха

Народная артистка России, лауреат премии "Золотой софит" (2009), лауреат премии Правительства РФ (2011)

Наталья Кутасова

Тихон

Лауреат премии «Золотой софит» (2006), лауреат премии «Золотой софит» (2014)

Сергей Агафонов

Катерина

Лауреат премии «Золотой софит» (2009), лауреат премии Правительства РФ (2010)

Елена Мартыненко

Варвара

Мария Фефилова

Кулигин

Лауреат премии «Золотой софит» (2009)

Михаил Николаев

Кудряш

Арсений Мыцык

Полусумасшедшая барыня Феклуша

Лауреат премии «Золотой софит» (2009)

Татьяна Калашникова

Шапкин

Владимир Бирюков

Глаша

Анна Захарова

Немой гармонист

Тадас Шимилев

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ

В версии Туманова это, скорее, трагикомедия, полная частушек и прибауток, с уклоном в фольклор. Тут припевают, приплясывают и — внезапно — играют на саксофоне, и делают это так, как это свойственно только русскому человеку, то бишь чувственно, но с непременным надломом, потешно и задиристо, но всегда немножечко скорбно. Настроенческий подбор мелодий тоже переходит от тревожного «мало ли что» до отчаянного «будь что будет», раскачивая и подталкивая актерский темперамент труппы, сплошь состоящей из самобытных актерских организмов.

Впечатление от разыгрываемых «четырех картин из жизни города К.» (так значится в подзаголовке спектакля, когда как у автора — вымышленный город Калинов на подлинной реке Волге) усиливает работа художников Семена Пастуха и Стефании Граурогкайте. Такой стильной и изысканной «Грозы» вы еще не видели. Мелодиям, скрепляющим действие в ярмарочный горько-сладкий леденец, каноном вторят костюмы, которым позавидует любой кутюрье — за цветовую гамму, ловкую перекличку эпох и продуманную игру с формой. Мария Кингисепп. Она утонула//«Инфоскоп», май 2016.

Владимир Туманов не дискутирует ни с моралистами, ни с поклонниками традиционного исторического уклада русского общества – ну, что дискутировать-то? Понятно, что все мы, приличные люди, против всего плохого и за все хорошее. За супружескую верность, за добросердечие, за внимание к близким, за…  Причем, без выходных и праздничных дней. Уйдя от ходульного диспута, режиссер нашел для себя (и для нас тоже) истинное наслаждение в пристальном рассматривании вроде как вдоль и поперек изученных еще в школе персонажей.

Разгадывать шарады «Грозы» сколь приятно, столь и поучительно: спектакль не отпускает, заставляет «проигрывать» все новые и новые варианты маршрута, по которой плывет плотно вкопанная в береговой песок лодка. Блестящие декорации Семена Пастуха, световая симфония ГидалаШугаева и графичность музыкального решения Александра Закржевского способствуют этому так, как это бывает только в Театре на Васильевском.

Александр БЫСТРЫХ, специальный корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ//

https://nevnov.ru/439806-groza-v-teatre-na-vasilevskom-ni-luchei-sveta-ni-temnogo-carstva

В этом городе К. все давно немного заблудились. Все только и ходят вокруг да около лодки, стараясь отыскать свое счастье, и, может быть, поэтому так часто вслед за Борисом хочется крикнуть: «Ну, попал я в городок!» В этом городке Владимира Туманова все жители по-земле-ходящие, в-небо-не-взлетящие. И Катерина не исключение.

Ни любви, ни полета. Лодка давно села на мель. Грозы — освежающей и очищающей, смывающей все и всех грехи, — не будет. А внезапная струя воды, забьющая из лодки в финале, и выстроившаяся скульптурная композиция из героев спектакля окажутся уже идеальным памятником жителям города К. — тоскующим, мечтающим, страдающим. Не без греха. Тем главным памятником на центральной площади, в котором оживают фонтаны, от брызг которых на асфальте остаются лужи. И где-то звучит пронзительная мелодия, которую кто-то играет на саксофоне. И прячутся от прохожих, целуются и шепчут слова любви катерины и борисы. И над всем этим где-то высоко светится, как маяк в ночи, чье-то далекое, в звездах, окно. И в небе летают птицы.

Ирина Завгородняя. СВЕТ В ОКНЕ //Блог ПТЖ, 30 августа 2016. http://ptj.spb.ru/blog/svet-vokne/

Не исключено, что Кулигин — это спившийся Не­счастливцев, так элегантно-пьяно-трагичен он, изо­бражая под песню «Среди долины ровныя...» скорб­ного гребца Харона с одним веслом. А может, просто пальто Несчастливцева несчастным случаем оказа­лось у счастливца Кулигина (очень звучная роль Ми­хаила Николаева).

Под лодкой живет вечно пьяное женское суще­ство, совместившее в себе Сумасшедшую барыню и Феклушу, названное поэтому «Полусумасшедшей барыней Феклушей», но напоминающее героинь Тулуз-Лотрека и любительницу абсента. Говорящая с французским прононсом, картавящая проститут­ка Феклуша (Татьяна Калашникова) пьет теперь, как и все, преимущественно самогон, а носит малино­вый бархатный берет. Берет этот перейдет в финале к Катерине: нарушившая закон, попробовавшая сво­боды, съездившая на десять дней «за кордон» здеш­них устоев, молодая Кабанова (Екатерина Рябова) появится в сцене прощания с Борисом в красных колготках и берете — соблазнительным существом из другого мира.

Туманов строит сценические отношения, запле­тая их интермедиями и песнями-частушками. Исто­рия выходит глубоко здешней — о невозможности жить в дворе-колодце, хлебнув свободы и музыки золотого саксофона. Кинув с лодки булыжник, ото­звавшийся при падении громом с неба, Катерина не идет на дно, подобно этому камню, а будто пробива­ет им/собою днище в утлой лодке — и фонтан воды начинает бить снизу. Интерпретационный финал превращает трагедию в апофеоз свободы, недости­жимой для купчинско-просветовской гопоты.

Марина ДМИТРЕВСКАЯ. КОНЦЕРТ В ПОДЗЕМНОМ ПЕРЕХОДЕ, РАСПОЛОЖЕННОМ ВЕРТИКАЛЬНО. ВЛАДИМИР ТУМАНОВ//Петербургский Театральный журнал. 2016, №4 (86).

Елена Мартыненко играет на стыке жанров. Наиболее драматичные фразы («Я скоро умру» и т.д.) актриса произносит с сияющей улыбкой на устах. Первый откровенный разговор с Варварой проводит в бешеном темпе.Мартыненко - редкая актриса, у нее «роковые женщины» (та же Настасья Филипповна) не выглядят нарочитыми. Парадокс Катерины в том, что «роковитость» соединяется в экзальтированной женщине с крайней наивностью. Над наивностью своей героини в сцене первого свидания Мартыненко иронизирует.

Все в этом спектакле условно и прихотливо. Татарин, вроде, немой, вдруг заговорит. Представление начинается пародийной клоунадой Кулигина и компании. Продолжается торжественным, почти танцевальным, выходом трех фольклорных красавиц (Кабанова, Катерина, Варвара). Зыбко, неопределенно время действия и место действия. И смерть Катерины условна. Нельзя ожидать, чтобы в спектакле XXI века финал сохранился из книжки. Он и не сохраняется. Никакой беготни в поисках утопленницы, приноса тела. Здесь не Катерина сигает в воду, а вода сама приходит к ней в виде фонтана. Фонтан бьет из лодки. Утопленница стоит в лодке. Вокруг нее сгрудились остальные содельщики. Все поют. Финал вполне оптимистичный.

Евг. Соколинский. Соблазны у брандмауэра / "Гроза" в Театре на Васильевском // Страстной бульвар.  Выпуск № 7-187/2016.