Макбет
Уильям Шекспир
Постановка
Мы дни за днями шепчем: "Завтра, завтра"
Так тихими шагами жизнь ползет
К последней недописанной странице.
Оказывается, что все "вчера"
Нам сзади освещали путь к могиле.
Конец, конец, огарок догорел!
Жизнь - только тень, она - актер на сцене.
Сыграл свой час, побегал, пошумел -
И был таков. Жизнь - сказка в пересказе Глупца.
Она полна трескучих слов
И ничего не значит.

Уильям Шекспир

Тысячу лет назад родился Макбет. Ровно четыреста лет назад Шекспир написал пьесу «Макбет». Ровно 100 лет назад в нынешнем здании театра Сатиры был открыт Новый Василеостровские театр, первой постановкой которого стала пьеса «Макбет»… Историю кровожадного Макбета, шедшего по трупам к верховной власти, мы знаем по пьесе Шекспира. Но правление реального Макбета подарило Шотландии 17 лет процветания и благоденствия. Он погиб как благородный воин, защищая свою страну.

Алексей УТЕГАНОВ, режиссер:
Драматурга я не выбирал, потому что в какой-то момент почувствовал, что я – это Шекспир. Вначале я очень запросто сокращал текст, а потом стал дописывать монологи и диалоги. Могу и в стиле Пастернака, и в стиле Лозинского – пока двумя владею. Одна из тем, которые мы раскручиваем в пьесе – это кризис среднего возраста. И как показывает практика наших размышлений во время репетиций, этот кризис настоящим мужчиной непреодолим. Человек может только умереть либо стать совсем другим. А про женщин ничего не знаю. Если женщина любит своего мужчину, то она погибает вместе с ним. Вторая тема – про любовь: у Макбета очень страдает жена. Он занят войной, а она чем занята? У нее огромная нерастраченная энергия, которую нужно куда-то девать. Она по-своему пытается помочь ему выйти из кризиса, в который он попал. И главная линия: человек не может сам отличить путь добра от зла. Только пройдя путь до конца можно понять, хорошо я сделал или плохо. Макбет борется за процветание своей страны, за дружбу, за любовь – он борется теми способами, которые считает необходимыми. А потом, когда он победил в этой борьбе, прошел этот путь до конца, он понимает, что это был ужас. Про что мы ставим спектакль? Вначале, сам с собой, я знал про что, но сейчас действует сознание коллективное. Я теперь не один решаю – мы теперь все вместе решаем. И про что – никто не знает. Про все.

З.а.России Виктор ШУБИН (Король Дункан):
Весь конфликт начинается с предательства: человек предал своего короля, поднял бунт, идет война. А дальше Дункан провоцирует все окружение свое и ждет, кто же проколется. Совершенно неожиданно «прокололся» Макбет. Когда я читал пьесу, у меня сложилось ощущение, что пьеса – о слабом человеке. Не о сильном и волевом Макбете, а о слабом, который зависит от всего: от рока, женщин, ведьмы вмешиваются в эту ситуацию... Как будто он не управляет своей судьбой. Мой герой идет до конца: возвышает Макбета, едет к нему в замок…А потом неслучайно появляется в финале, чтобы посмотреть до конца эту пьесу – с того света аж выкарабкался, чтоб посмотреть финал!

Евгений ДЯТЛОВ (Макбет):
Кризис среднего возраста – это когда человек конкретно осознает свою меру ответственности или понимает, что на этом посту он уже «продырявился» и отовсюду сквозит... Чтобы не сквозило, человек должен жить с постоянной включенностью. Другой вопрос: лениться-то когда? Может быть, у меня кризис работящего лентяя? Ведь иногда так приятно лентяйничать, унывать – так приятно! Депрессировать – очень приятно, пользоваться чужими трудами – очень приятно! Еще бывает, наверное, кризис любящего и нелюбящего – это больше к женщинам относится. А у воина происходит «кризис мирной жизни». Вот и Макбет силен, когда он воин, и слаб как мирный человек. Вообще воин – это же страшно: он учится убивать. Но в самом процессе такая дисциплина, которая не уродует, а лишь отбрасывает все лишнее. Такое отточенное, цельное существо! Я этого Макбета прямо чувствую – вижу со стороны, но еще не подошел к самому главному. Думаю, что он - архетип воина, а так как у меня достаточно друзей подобного рода и все они достаточно интересные, я бы хотел их бережное собирание внутри себя сделать. И открыть в себе что-то новое. Но когда это ставишь себе это как цель – по дороге к счастью никогда не встретишь счастья… С женой Юлей мне легко репетировать, потому что не нужно лишних слов. При слове «любовь» у одного теплеет в ногах, у другого – в сердце. Я знаю, где у меня теплеет. И я знаю, на каком языке мы будем договариваться о каких-то вещах, может быть, чисто партнерских…

З.а. России Юлия ДЖЕРБИНОВА (леди Макбет):
Иногда бывает трудновато, а это значит, что я учусь чему-то, клапаны какие-то открываются. Для меня, леди Макбет, самое главное – любовь к Макбету. Как только Макбет отходит от меня – жизнь заканчивается. Что-то внутри обрывается. И в моей реальной жизни все очень похоже. Репетировать с мужем легко, но когда что-то не получается – неудобно перед ним, самым близким человеком. Кто-то сказал: «Мужчина смотрит на Бога, а женщина – на мужчину». Но леди Макбет – а ее энергия направлена только на любовь - не заметила, когда эта любовь стала пре-ступной. Переступила через очень важное. Мне очень жалко Дункана, но это было необходимо для нашей цели…Так получилось…

Алексей МАКРЕЦКИЙ (Росс):
Люди мы простые, собственно трагедии мы не играем, а выполняем, грубо говоря, возложенные на нас функции: режем, убиваем, и между этими действиями по возможности стараемся радоваться жизни. Мы являемся какими-то винтиками. Приказал старший кого-то зарезать – ну мы зарезали, выполнили заказ. А в остальном – мы очень жизнерадостные, веселые, добродушные…И совесть не может никого мучить, потому что не мучает же пулю совесть за то, что она пробивает кому-то голову? Человек, который придет «на Шекспира» и будет ожидать классическую постановку, может быть просто ошарашен – никакого классического Шекспира там не будет, идея совершенно другая. Но она рядом с Шекспиром, около него. Театр должен потрясать. Нужно дотянуться до начинки человеческой, взять в кулак и потеребить – и человек уходит, совершенно ошарашенный… Поэтому трагедия не менее действенна, чем комедия.

Владислав ЛОБАНОВ (Макдуф):
Мой герой одного со мной возраста. Есть нечто общее, но есть и различия. Я – человек достаточно искренний. Иногда закрытый, но закрытость не исключает искренности. И с режиссером мы по-человечески похожи…закрытостью. Мне нравится мой персонаж, которого я пытаюсь полюбить, но материал достаточно сложный и даже мистический, я его побаиваюсь. Но бояться – нормально, это дает энергию, которая позволяет развиваться, не стоять на месте, забыть и преодолеть боязнь. Очень люблю Шекспира за настоящие чувства, поступки, страсти, которыми наполнен человек. Да, наверное, здорово прийти посмотреть комедию, отдохнуть - это проще, легче… Но иногда, чтобы понять про себя кое-что, нужно «чашу переполнить»…

Константин ХАСАНОВ (Ленокс):
У Шекспира мой персонаж – чисто функциональный, а в версии Утеганова это такой собирательный образ, он хочет мира и торжества справедливости. В мужчине главное – мужественность, способность нести ответственность за свои действия, и тема мужской дружбы мне очень близка. Режиссер ставит спектакль про сильных людей, и поскольку правда торжествует в нашем спектакле, я считаю, что все персонажи достаточно сильные. Даже мой Ленокс, хоть и рефлексирует иногда, способен принимать решения и идти до конца. Режиссер очень умело создал атмосферу соавторства – мы вместе с ним создаем спектакль. И очень правильно он сказал, что классика сегодня должна быть радикальной.

Роман АГЕЕВ (Банко):
Мне стало тяжело играть некий такой собирательный образ из бандитов, следователей, настоящих мужиков - то амплуа, в котором меня используют как в кино, так и в театре. Это люди здоровые, энергичные, темпераментные – социальные герои, наверное. Я понимал, что не могу вырваться из некой системы, мной же установленной, и стал пробовать другое, гротесково-клоунское существование. С Утегановым я работаю уже на втором проекте. Он свободен – от автора, от устоявшихся общетеатральных вещей. И он ставит свою историю: есть судьба, рок, и сколько бы ты ни бился, в конце концов обстоятельства сложатся так, а не иначе. Я, в отличие от моего Банко, очень скандальный человек. Вернее, тот, кто внутри меня. Бывает, что мне с ним даже разговаривать не хочется… И когда поссорюсь с собой - мирюсь по возможности: выпьем вместе – я и я, чокнемся…

Родион НИКИТИНСКИХ, 16 лет (Флинс, сын Банко):
Своего героя я представляю лоботрясом, бездельником, непутевым мальчишкой. Но убивают его отца, и детство резко уходит. И он этот переход выдерживает. Я-то не такой, наверное, в чем-то слабее. Мне иногда бывает страшно, но я знаю, что все будет хорошо! Будущее свое я представляю очень тесно с актерской профессией. Надеюсь, что буду режиссером - это моя мечта. Я работал уже с двумя режиссерами, Алексей Утеганов – третий. В нем чувствуется энергия, и мне понятно, чего он хочет от меня. И компания замечательная. Сначала я подумал: почему в «Макбете» очень мало женских лиц? А потом понял - а зачем они нам? Я хочу, чтобы зрители через наш спектакль осознали, что в каждом человеке что-то такое сильное и надо не бояться открывать в себе эту силу.

Антон ЧУДЕЦКИЙ (Ментейс):
Мы с режиссером сразу общий язык нашли – человек молодой, говорим с ним на одном языке, он сразу сумел заинтересовать. Я когда про распределение узнал – подозрительно отнесся и к выбору пьесы, и к своему герою. Открыл пьесу и…не нашел его вообще! А режиссер сказал – ничего, у нас будет! И в его версии пьесы получился интересный собирательный образ. Мы с моим «напарником» Лешей Макрецким существуем контрапунктом к этим так называемым рефлексирующим интеллигентам - не столько говорим, сколько действуем. И практически не уходим со сцены. Мы такие солнечные парни, которые, улыбаясь, пьют вино, любят женщин, улыбаясь, убивают людей, воюют… Мы любим жизнь! И не сомневаемся по поводу своих поступков, зная, что над нами есть сильная личность – Макбет. Нам с ним хорошо. Он ведет войска. Он классный парень, настоящий друган! Он говорит: мужики, давайте выпьем! Или: надо плохим дядькам сделать козью морду! – Так мы пошли и сделали ее! Потом, правда, нам становится не по себе: дитя мы убиваем походя, леди Макдуф… Мы-то пришли убить Макдуфа – но так получилось… Есть женские спектакли, а есть мужские. Этот – про дяденек, а дяденька обязательно должен подержать в руках меч. Когда берешь в руки хорошо сделанный меч – хочется им кого-то порубить…. Хоть и происходит предательство друга, но все мы нормальные мужики! В процессе работы я заметил, что если человек хочет договориться с собственной совестью – он всегда это сделает. Убьт, а потом скажет: я не мог по-другому – лучше я нанесу удар первым, чем получу удар в спину! И я понял, что мы зачастую так и в жизни поступаем друг с другом – и оправдываем себя.

Евгений ГУСЕВ (Малькольм, сын Дункана):
Я-Малькольм мало чего решаю, за меня решают другие. Я подчиняюсь обстоятельствам. И мне-Гусеву это трудно, потому что не очень свойственно.. Когда я прочитал роль, то подумал: опять хороший мальчик, положительный – аж тошнит! А в результате режиссер сделал все наоборот. Наш спектакль направлен на мужчин. Но почему мужчинам интересно читать женские журналы, а женщинам – мужские?

Продолжительность спектакля 2 ч. 00 мин.

  • Автор инсценировки и режиссер - Алексей Утеганов
  • Художник-постановщик - Фемистокл Атмадзас
  • Художник по костюмам - Екатерина Шапкайц
  • Художник по свету - Виталий Чернуха
  • Постановка танцев и пластики - Елена Прокопьева
  • Сценические бои - Александр Столяров

Премьера состоялась 14 Октября 2006

  •  
Действующие лица
Дункан, король шотландский
Виктор Шубин Заслуженный артист России.
Малькольм, его сын
Банко, полководец
Росс
Ментейс
Флинс, сын Банко
Сын Макдуфа
Леди Макбет
Татьяна Калашникова Лауреат премии «Золотой софит» (2009)
Леди Макдуф
Наталья Кутасова Народная артистка России, лауреат премии "Золотой софит" (2009), лауреат премии Правительства РФ (2011)
Бабушка
Надежда Живодерова Заслуженная артистка России
Мама
Татьяна Калашникова Лауреат премии «Золотой софит» (2009)
Внучка