Даниэль Штайн, переводчик - БОЖИЙ ТЕАТР ИЗ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА // «Газета Выборча» - Люблин, 2008. № 240, 13 октября

Есть на театре достаточно сильная, хотя и редко обнаруживаемая сегодня традиция, по которой сцена – это место для разговора о вещах самых важных. Сущность этой школы наиболее точно выявил Юлиуш Острва, сказавший когда-то, что Бог создал театр для тех, кому не достаточно церкви.

Стремясь поддерживать театр, идущий этим высоким путём, фестиваль «Театральные конфронтации» пригласил в Люблин последнюю премьеру Театра сатиры на Васильевском из Санкт-Петербурга. Спектакль «Даниэль Штайн, переводчик» можно было посмотреть на фестивале в субботу. Книгу Людмилы Улицкой адаптировал для сцены Анджей Бубень. И хотя в этом спектакле нет традиционно принятого повествования, и длится он более двух часов (без перерыва), зрители смотрели его абсолютно сосредоточенно, а в финале разразились продолжительными аплодисментами. Причина успеха – в умном, содержательном тексте и во вдохновенной игре каждого из семи исполнителей.

Роман Улицкой – собрание монологов, коллаж из переплетающихся во времени и пространстве исповедей, несколько образцовых биографий, на которых оттиснула свой след жестокая и исключительно богатая на парадоксы история двадцатого века в Галиции, Польше, России, Израиле. Все собранные здесь истории объединяет фигура Даниэля Штайна, судьба которого отмечена самым пограничным опытом. Еврей из семьи, воспитывавшей любовь к немецкой культуре, внук офицера австрийской армии, притворяясь немцем во время оккупации, он служит переводчиком в подразделении, истребляющем его собратьев, и трижды чудесным образом остаётся живым в смертельной опасности. Укрываясь в монастыре, Штайн обращается в новую веру и становится католиком. После войны, уже монахом, не скрывая, впрочем, своего происхождения, он переезжает в Израиль, и в течение многих лет до самой смерти в автомобильной аварии не может обрести покой в своей неприкаянной трудной жизни.

Анджей Бубень нашёл адекватный сценический язык для переложения этой сложной прозы, сконструированной из писем, документов, исповедей и ссылок на исторические факты. Его спектакль построен из неумолкаемого потока рассказов, плавно перетекающего от сердечных жалоб к интимным признаниям и философским размышлениям. Эта, казалось бы, нетеатральная формула медленно, но очень эффективно заставляет вас войти в мир каждого из рассказов, с каждым мгновеньем усиливая атмосферу транса. Фанатичная революционерка и сотрудница НКВД, её дочь, воспитывавшаяся в детском доме, православный еврей, атеист, дьяк, отказавшийся от своих еврейских корней, медсестра-еврейка, рассказывающая о своей самой большой и единственной в жизни любви к арабу – хитроумно сплетённые судьбы этих семи персонажей объединяет общий тёплый, личный тон и безграничная тоска по высокому. Огромная в том заслуга – актёрская игра, такая полнокровная и подробная, присущая, возможно, только русскому театру, игра Дмитрия Воробьёва, Игоря Николаева, Натальи Кутасовой, Татьяны Калашниковой, Артёма Цыпина, Михаила Николаева и Елены Мартыненко, а также мистическая музыка Виталия Истомина, вдохновлённая церковными песнопениями. Всё это вместе создало необычный сплав, не похожий ни на что, с чем можно столкнуться в современном польском театре.