Дата спектакля
22.10.2017
Охота жить
Герои избранных рассказов Шукшина поют и трудятся, пьют, пляшут, любят, дышат, живут под одним общим небом.
подробнее
Дата спектакля
22.10.2017
Проклятая любовь
В основу пьесы легла переписка Ангелины Степановой и Николая Эрдмана – потрясающая история любви. Татьяна Калашникова и Михаил Николаев играют на пределе человеческих возможностей.
подробнее
Дата спектакля
24.10.2017
Самая счастливая
Три женщины собираются в клубе, чтобы подготовить праздничный вечер, посвященный Дню космонавтики. За полтора часа женщины вспомнили не только о полете Юрия Гагарина, но заодно и всю свою жизнь. Многолетняя дружба каждую...
подробнее
Дата спектакля
25.10.2017
ГРОЗА
Женщина, нарушающая нравственный долг не может стать счастливой, не может скрыть свою вину. Для героини важна суть отношений, а не форма. История любви и измены, греховности и раскаяния, воли и слабости, веры и неверия.
подробнее

Дети солнца - Им просто не хватало любви // Санкт-Петербургский курьер. 2011. №9. Март.

Название пьесы Максима Горького «Дети солнца» трактуется в постановке режиссера Владимира Туманова как «Дети любви», а сам спектакль Театра на Васильевском повествует о губительности страха перед любовью, как перед частью реальности.

Дом, в котором живут герои спектакля «Дети солнца» (художник Александр Орлов), стар и неухожен: дворник то и дело является с молотком - «подрехтовать» разваливающееся на части «дворянское гнездо». Баре на дворника шикают, его гонят. Им, погруженным в высокие помыслы и занятия, недосуг обращать внимание на материальный непорядок. А живут эти люди, бесконечно говорящие о гуманности, любви, назначении человека, практически в сарае: разновеликие колонны, поддерживающие невидимый зрителю потолок, странный не то стол, не то верстак, стены дома, на которых развешаны семейные фото в рамочках, составлены из посеревших от времени плохо отесанных досок. Снимет Елена Николаевна (Наталья Кутасова) одну рамочку со стенки – и останется светлый прямоугольник в окружении «пыли веков»…

Живут герои вроде и вместе, но все порознь. Реальной жизни «сообща» нет ни у мужей с женами, ни у братьев с сестрами, не выходит ее и у тех, для кого она – единственное спасение. Хозяин дома Павел Протасов (но профуканный дом уже принадлежит и не ему вовсе) занят химическими опытами, которые Туманов сводит от разгадывания свойств белка, непостижимым образом сложившегося когда-то в человека (по Горькому), к… приготовлению яиц на завтрак. И эта «мулька» в самом начале спектакля дает ключ к пониманию происходящего: высокие слова и идеи превратились здесь в быт, в вязкую рутину, в нелюбовь к дому, как к материальной реальности, к истинной жизни, а в результате – и в нелюбовь друг к другу. Тепло и свет солнца (оно и есть любовь), которое в дом не впускают, попадает в жилище героев лишь через щели досок, составляющих стены (этот сильнейший образ прибережен режиссером на самый конец спектакля).

Любви герои боятся не меньше, чем надвигающейся холеры, требующей нарушения привычного спокойствия. Павел Протасов, который не любит страдающую по нему купчиху Меланию (Татьяна Калашникова), не любит и свою жену Елену Николаевну. Она, в свою очередь, не любит вздыхающего о ней художника Вагина (Леонид Алимов) и равнодушна к Лизе (Светлана Щедрина). Лиза, по примеру своего брата декларирующая, что «людей надо любить», на деле страшится любви брата Мелании Чепурнова (Юрий Ицков), который прикрывает пылкость собственного чувства цинизмом и не желает проявить хоть каплю любви к своей сестре. Не любит жену слесарь Егор (Игорь Бессчастнов), пытающийся вызвать у нее чувство любви побоями, не любит избранного жениха-богатея и горничная Фимка (Екатерина Рябова) – на уме у нее одни деньги...

Протасову, которого Евгений Леонов-Гладышев играет как бездумного, рассеянного в своей эгоистичности человека, принадлежит здесь недвусмысленная роль: Лиза вдруг накрутит ему на голове «рожки», по сути, объявляя его дьяволом искусителем. Именно его бесконечные рассуждения о высших материях вся честная компания приняла как ложную религию, от влияния которой даже «нянька не стала ни умнее, ни лучше». И подлинными жертвами «жмурок-пряталок» от реальности и любви станут вовсе не воющая от женской тоски Елена и не повесившийся от малодушия Чепурной (удивительно подробные, тщательные до мельчайших деталей работы Кутасовой и Ицкова). «Крайней» окажется сошедшая с ума Лиза, долго почитавшая объятия брата за спасательный круг в житейском море. И когда простоволосая девушка в белых одеждах пробежит несколько раз по дому Офелией, так и не получившей на Земле любви, ветеринар-самоубийца неожиданно покажется Гамлетом – со своей, никем не понятой трагедией, а Меланья – Гертрудой, в наказание за прежние грехи полюбившей недостойного человека... Горьковские «сцены» сложатся в единую картину, на которой останется не устремленный вперед, в бурю вагинский корабль с детьми солнца, а тумановский финальный световой коридор, увлекающий Лизу со дна (чем не перекличка с другой пьесой Горького - «На дне»?) условного колодца жизни в небытие, на небеса, туда, где любят каждого из нас.

…В текущем театральном сезоне «Дети солнца» Владимира Туманова - уже третий, а то и четвертый режиссерский «намек» на последствия «недостачи» и игнорирования любви. «Лиса и виноград» в «Приюте комедианта», «Циники» в театре им. Ленсовета, «Король Лир» в ТЮЗе… В каждом из этих спектаклей есть ответы на оба вечных вопроса «Кто виноват?» и «Что делать?»: «Виноваты мы сами» и «Надо любить». Беда в другом – никто не говорит, как признать справедливость первого постулата и как в современном мире реализовать на практике второй.