Премьера
24.11.2018
МЕЩАНЕ
В большом доме зажиточного мещанина Василия Васильевича Бессеменова всегда многолюдно: жена, дочь Татьяна, сын Петр, воспитанник Нил, а также квартиранты, приживалы. Но нет мира и согласия под домашним кровом, фатально...
подробнее
Премьера
25.11.2018
МЕЩАНЕ
В большом доме зажиточного мещанина Василия Васильевича Бессеменова всегда многолюдно: жена, дочь Татьяна, сын Петр, воспитанник Нил, а также квартиранты, приживалы. Но нет мира и согласия под домашним кровом, фатально...
подробнее
Дата спектакля
27.11.2018
Проклятая любовь
В основу пьесы легла переписка Ангелины Степановой и Николая Эрдмана – потрясающая история любви. Татьяна Калашникова и Михаил Николаев играют на пределе человеческих возможностей.
подробнее
Дата спектакля
29.11.2018
YTNНАЯ ОХОТА
Номинант премии "Золотой софит". Театр на Васильевском представляет свою сценическую версию знаменитой пьесы Александра Вампилова.
подробнее
Дата спектакля
29.11.2018
СМЕХ ЛАНГУСТЫ
Знаменитая французская актриса Сара Бернар предается воспоминаниям. Она пытается написать свои мемуары. В ее памяти ей то 11 лет, то 28, то 37! Писать мемуары ей помогает ее секретарь, преданный и влюбленный Жорж...
подробнее

ИДИОТ - Премьера. В пламени чувств

02.12.2013 Ася Иванова

Конец ноября ознаменовался премьерой спектакля «Идиот» в театре на Васильевском – сценическая композиция, представленная главным режиссером театра Владимиром Тумановом. Спектакль представляет собой новую версию знаменитой постановки Товстоногова середины ХХ века – тогда князя Мышкина играл незабвенный Иннокентий Смоктуновский. В современной же версии спектакля главную роль исполняет Арсений Мыцык – молодой актер, выпускник Санкт-Петербургской театральной академии.

Успешному попаданию актера в роль способствовали не только талант и упорная работа над ролью – ведь подготовка к спектаклю шла год – но и удивительное соответствие внешности актера сыгранному персонажу. Весь его образ: манера держаться, говорить, смотреть так, будто широко раскрытые глаза – действительно, зеркала, отражающие душу – демонстрирует такую искренность и доброту, что не позволяет усомниться в его отрешенности от реального мира: перед нами – идиот, или иначе — человек, живущий в отрыве от жизни общества. Чистота души Льва Николаевича не омрачена постыдными помыслами и грехами — ее яркий свет, идущий изнутри, невозможно игнорировать. И обитателей порочного мира, в котором он очутился, неподвластно для них влечет к нему — он изумителен и притягателен, будто бы прикоснуться к нему обещает всякому очиститься от скверны.

В спектакле красной проймой проходят три женщины: первой покажется девочка в красном платье – как проводник, открывающий путь рассудку, она словно обращает князя сознанием к миру. Хотя, бесспорно, что все-таки он остается чужд ему.

Князь откровенен и не надевает личин, не принимает участия в играх других – кажется, он видит все в истинном свете. Лев Николаевич принимает переживания любого, кто встречается ему на пути, выбирая, как добровольное мученичество, быть рядом с тем, кто в страданиях. Тема мученичества символически обыгрывается не раз за все действие. На голове главного героя покоится венец – быть может, и не терновый, но невольно обращающий зрителя к мысли о великом мученике – Иисусе Христе. Князь ведь, как и велит заповедь, принимает переживания любого, кто встречается ему на пути, это как обязательная потребность, добровольное мученичество – быть рядом с тем, кто в страданиях. Его выбор и крест — спасать Настасью Филипповну, израненную и снедаемую собственной нечестивостью. Эта попытка исцеления искалеченной души возвращается ко Льву Николаевичу любовью Настасьи Филипповны – рожденная болезненным сознанием, эта любовь нездорова. Израненная Настасья Филипповна , которая видит в нем свое спасение – как сок, испивает его жизненные силы.

Когда князем завладевает болезнь, когда разум его стремится обратиться в безумие, подарив душе успокоение, тогда рядом с ним всенепременно оказывается женщина в красном. Первой облаченной в красное появляется перед зрителем Настасья Филипповна. Аглая же, кому мудрость души позволила оценить чистоту натуры князя и зародила любовь к нему, надевает алое платье и распускает волосы в финале действия. Тем самым она приобретает внешнее сходство с маленькой проводницей князя – той, что проводит его через границу между безумием и рассудком в начале действия и уводит Настасью и Льва прочь от суетного мира в конце.

Чувство, которым словно пропитаны решающие сцены спектакля – безумие отчаянной любви. То безумие, которое отвергает любые разумные доводы, оттесняет сознание на второй план. Аглая, Парфен, Настасья Филипповна — любовь, болезненная страсть, отчаяние доводят их практически до безумия. И оттуда не каждому удастся найти обратный путь. Эти персонажи раздираемы порочными желаниями, и в душе у них разожжен огонь — всем суждено сгореть в нем дотла, но только кому-то — возродиться из пепла. Самоотдача, с которой играют актеры, так велика, что, кажется, можно почувствовать жар огня, в котором горят души их героев, а зарево его пламени опаляет зал, обещая запомниться надолго.

Хотя события, происходящие в жизни героев, их переживания, трогают зрителя до глубины души, как тонко показана эта драма! Ни изнуряющих нравоучениями диалогов, ни утомительных философствований – все, что хотел сообщить зрителю режиссер, и больше того, все передано прочувствованной игрой актеров.

Некоторый минимализм, сдержанность постановки нашли отражение и в декорациях – сцена обрамлена полукругом белой стены с прорезанными арками. Эстетическую красоту отдельных сцен подчеркивает грамотное освещение, заставляя тени рисовать причудливые образы на белых декорациях, а актеров – принимать эффектные позы, на мгновение застывая в арочных проемах.

В творческой среде часто можно услышать, что нужно прожить произведение, прочувствовать его – только тогда сумеешь достучаться до аудитории. За год репетиций актерам, похоже, удалось поселить персонажей в душе. Говорят, что ставить произведения Достоевского сложно в том числе и потому, что персонаж становится частью личности актера. После той игры, что показали в театре на Васильевском, возможно ли сомневаться в этом? Судить вам.

Ася Иванова, специально для MUSECUBE

Фотографии предоставлены Театром на Васильевском