Дата спектакля
25.05.2019
Человеческий голос
Моноспектакль популярной актрисы театра и кино Светланы Щедриной в постановке Владимира Туманова. Это серьезное исследование человеческой души, «кусок живой жизни».
подробнее
Дата спектакля
26.05.2019
ГРОЗА
Женщина, нарушающая нравственный долг не может стать счастливой, не может скрыть свою вину. Для героини важна суть отношений, а не форма. История любви и измены, греховности и раскаяния, воли и слабости, веры и неверия.
подробнее
Дата спектакля
29.05.2019
Мертвые души Гоголя ПРЕМЬЕРА
По мотивам поэмы Николая Гоголя. Ася Волошина — один из самых заметных современных российских драматургов. Ее пьесы идут в театрах по всей стране и за ее пределами.
подробнее
Дата спектакля
10.06.2019
Человеческий голос
Моноспектакль популярной актрисы театра и кино Светланы Щедриной в постановке Владимира Туманова. Это серьезное исследование человеческой души, «кусок живой жизни».
подробнее
Дата спектакля
15.06.2019
Чайная церемония
Сколько странностей и тайн, шорохов и мелодий, тепла и отчаяния сокрыто в призрачном пространстве любви! Порой создается впечатление, что персонажи пьесы находятся в этом пространстве века...
подробнее

Проклятая любовь - КРЕСЛО, ТЕСНОЕ ДЛЯ ДВОИХ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЕДОМОСТИ
Выпуск  № 112  от  19.06.2013
Кресло, тесное для двоих
Елена АЛЕКСЕЕВА

В Театре на Васильевском состоялась премьера пьесы Татьяны Москвиной «Проклятая любовь». Поставил спектакль главный режиссер театра Владимир Туманов, который знает толк в современной драматургии. Много лет с заслуженным успехом здесь идет его «Таня-Таня» по пьесе Оли Мухиной, среди его любимых авторов Нина Садур и Алексей Казанцев. Понятно, почему в избранную компанию вписалась Москвина. Режиссер тяготеет к тем писателям, которые дают пищу уму и сердцу зрителей, предоставляя актерам и режиссерам раздолье для фантазии.

 

Татьяна Москвина умеет выбрать точное название как для своих статей, так и для пьес. «Проклятая любовь», с одной стороны, весьма завлекательно для афиши. С другой стороны, как ни ставь ударение, попадешь в точку: речь идет о любви-напасти – всепоглощающей, неотвязной, пробивающей преграды, и о любви-разлучнице – обреченной, безнадежной, трагической.

Начинается эта история весьма игриво. Шальной роман-танец в ритмах знойного танго. Если бы не декорация, напоминающая о времени действия – окаменевшие куски черных лагерных телогреек, можно было бы решить, что это легкий курортный романчик. Посреди сцены большое кожаное кресло. Из казенного быта 1930-х. Пара влюбленных ведет веселую игру: кто первый займет место. Кресло годится и для двоих – пока длится безумие любви, пока объятия сильнее рассудка. Но в какой-то момент кресло пустеет. Герой окажется в Сибири, а героиня будет писать ему из Москвы, обивая высокие пороги, чтобы вызволить любимого человека из ссылки.

Пьеса основана на реальной переписке двух известных в нашей стране людей. Эпистолярный роман опубликован в середине 1990-х, еще при жизни героини – Ангелины Степановой. Народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, женщина, каждый из многочисленных браков которой был незауряден, – она предпочитала любви театр. Недолгий роман с Николаем Эрдманом исключение и, надо полагать, переломный момент. Если верить письмам. А им стоит довериться, поскольку каждый из героев до конца жизни не расставался с пожелтевшими страничками.

Вглядываясь в персонажей спектакля, невольно прикидываешь: похож – не похож? Татьяна Калашникова – длинноногая, стройная и гибкая, с античным профилем и твердым взглядом – на Ангелину Степанову очень похожа. В этой молодой женщине проглядывают сила характера, ум и судьба. Михаил Николаев, наверное, не задавался целью походить на прототипа. Талантливый, бесшабашный, остроумный драматург Николай Эрдман выглядел иначе, был менее презентабельным, сильно заикался. Его любили женщины и терпеть не могло партийное начальство. Мало кто помнит его по имени, но реплики, скажем, из «Веселых ребят», «Волги-Волги» или «Самоубийцы» у всех на слуху. Герою спектакля амплуа эстрадного рифмоплета явно ближе, чем крест вечно запрещенного автора с клеймом антисоветчика и неудачника. Хотя несходство эстетических платформ прорисовано артистом достаточно четко. Стоит любимой задеть его писательское самолюбие, как он буквально вскипает от злости. Понятно, что в одном кресле им не усидеть.

При этом Эрдман Михаила Николаева обаятелен, отходчив и мягок. Возможно, так и должен выглядеть человек, который еще не ведал, что за взлетами его ждут посадки, и не задумывался, что счастье легко потерять и невозможно вернуть. Молодость безрассудна. И проклинать свою любовь может лишь в шутку.

Этот роман в письмах захватывает еще и потому, что даже на первый взгляд они, актриса и писатель, – не пара. Они столь же разные, как Чехов и Лика Мизинова («Насмешливое мое счастье») или Бернард Шоу и Патрик Кэмпбелл («Милый лжец»). Те тоже обошлись без хеппи-энда. Но этот корректировала еще и тяжелая поступь эпохи.

Будущее каждого из персонажей вроде бы вынесено за скобки, однако важен именно контекст. Две судьбы, не сложившиеся в одну. Судьба женщины, дожившей до 95 лет и ставшей последним парторгом МХАТа. И судьба мужчины, который за славой и чинами не гонялся, предпочитая простые радости жизни, но на склоне лет очень пригодился Театру на Таганке... Как бы то ни было, в финале спектакля он и она снова вместе, снова молоды и беспечны...


ФОТО Олега КУТЕЙНИКОВА