Дата спектакля
23.01.2018
САМОДУРЫ
Мастерская режиссура спектакля, интересная сценография, задорная музыка, яркие костюмы подчеркнут характеры героев и необычные ситуации. Зажигательные танцы и песни, море драйва и позитива!
подробнее
Дата спектакля
25.01.2018
ЖЕНИТЬБА
Это произведение Н.В.Гоголя, пожалуй, самое веселое. В версии Владимира Туманова зрители увидят очень веселый спектакль о любви с искрометным юмором и задорными шутками.
подробнее
Дата спектакля
27.01.2018
ГРОЗА
Женщина, нарушающая нравственный долг не может стать счастливой, не может скрыть свою вину. Для героини важна суть отношений, а не форма. История любви и измены, греховности и раскаяния, воли и слабости, веры и неверия.
подробнее
Премьера
30.01.2018
YTNНАЯ ОХОТА
Театр на Васильевском представляет свою сценическую версию знаменитой пьесы Александра Вампилова.
подробнее

Проклятая любовь - Остается только то, что про любовь…

История театра знает немало постановок, основанных на эпистолярном наследии великих людей. «Насмешливое мое счастье», «Жизнь Экзюпери», «Любящий тебя Достоевский», «Милый лжец», - эти пьесы, героями которых были А.П. Чехов и Лика Мизинова, Антуан де Сент-Экзюпери, Ф. М. Достоевский и его жена Анна, Бернард Шоу и Патрик Кемпбелл, - шли на сценах на протяжении многих лет.  Очень хочется надеяться, что спектакль Театра на Васильевском «Проклятая любовь» постигнет та же славная участь.
     Драматург и актриса… Драматург Николай Эрдман, написавший убийственно смешные и беспощадно сатирические пьесы «Мандат» и «Самоубийца». Актриса Ангелина Степанова, в расцвете таланта сыгравшая великую Кемпбелл в пьесе про драматурга и актрису.  Их играют современные артисты Михаил Николаев и Татьяна Калашникова. И эти сближения придают оптике спектакля дополнительную стереоскопичность.
     Режиссер Владимир Туманов очень точно простраивает смысловые пласты, накладывающиеся друг на друга: личная история, сквозь которую проглядывает портрет эпохи; взгляд на эту историю и на знаменитые творческие биографии из сегодняшнего дня. 
     В спектакле история любви начинается с беспечной и бесшабашной ноты – герои молоды, успешны, популярны, влюблены… И пока могут не замечать, что вокруг них  и под ногами не воздух и почва, а некая зловещая, антрацитово-черная  субстанция. Сценограф Елена Дмитракова создала ее из ватников, привезенных с настоящей зоны. Скрепленные воедино, эти куски материи создают апокалиптический образ времени, вызывающий в памяти художественные ассоциации, вплоть до «Страшного суда» Микеланджело. Потом герои Николаева и Калашниковой будут падать в эти жуткие, застывшие буграми волны,  а в сцене свидания с сосланным Эрдманом элегантная актриса накинет грубую  телогрейку на плечи.
     При этом нужно помнить, что время, выпавшее на долю опального Эрдмана (его арестовали в 1933 году), еще было не самым людоедским, драматург избежал ГУЛАГа и не долбил кайлом мерзлую землю на Колыме. Тем не менее, это был резкий излом жизни  столичного светского льва. Михаил Николаев наглядно, чуть не по крупицам воплощает эту метаморфозу. Поначалу его герой – человек мягкий, податливый, благополучный, блестящий остроумец, избалованный успехом. Артисту удается с пронзительной достоверностью передать физическое состояние героя, переброшенного из московского комфорта в енисейскую глубинку, где, вероятно, и по сей день неладно с бытовыми удобствами, а уж в 30-е годы…  А каков душевный перепад от востребованного драматурга, за пьесу которого бьются два «основоположника» - Станиславский и Мейерхольд, - до запрещенного, непубликуемого автора! В письме к Ангелине  Эрдман признавался:  «Это катастрофа не авторская, а человеческая».  
     Однако спектакль «Проклятая любовь» – не биографическое изложение, не киношный байопик, а метафора жизни творческой личности на фоне эпохи. Артисты прочертили линию от шуточной песенки «Марсель» молодого Эрдмана:
Там жизнь не дорога,
Опасна там любовь…

до надрывного, отчаянного:

Расплатою за жизнь
Проклятая любовь…

     Они действительно расплатились за свою любовь, если не жизнью, то судьбой. Их страстный запретный роман стал переломным событием биографии. Для Эрдмана практически буквально – из духовных и физических испытаний он вышел человеком  сломленным, сам признавался: «Я потерял голос». Больше пьес не писал, начатые наброски остались незавершенными.


 
     Ангелина Степанова, судя по всему, была сожжена этой любовью дотла. Позже она восстала, как Феникс из пепла, уже в том облике, который нам знаком по литературно-историческим источникам: легендарная актриса и парторг МХАТа, жена Александра Фадеева, железная леди, человек несгибаемого характера и сокрушительной силы воли. «Душа моя как дорогой рояль, который заперт, а ключ потерян», - эта фраза из ее любимой роли Ирины в «Трех сестрах», безусловно, относилась и к ней самой.
     Конечно, артисты не играют впрямую образы знаменитых прототипов (как, кстати, и сама Степанова с Кторовым в спектакле «Милый лжец»).  И Михаил Николаев, и Татьяна Калашникова сочувственно и проникновенно проживают перипетии их жизни, сохраняя при том несколько остраненную, можно сказать, эпическую интонацию, рассказывая о своих легендарных персонажах с позиций сегодняшнего дня, своего отношения к ним.
     Николаев повествует о Нем (Эрдмане) с юмором и сочувствием, демонстрируя и его показную небрежность, и восхитительную самоиронию, и провалы в отчаяние.  
     Калашникова относится к Ней (Степановой) с восхищением и женской, коллегиальной солидарностью. Героиня Калашниковой в ажурных перчатках, винтажном платье выглядит удивительно стильно (художник по костюмам  Стефания Граурогкайте). В ней есть порода, личность, талант.  И не только талант самопожертвования, что явствует из сюжета. Стремясь отдать любимому все, пожертвовать всем, она остается верна себе, она - влюбленная женщина, но и актриса. В спектакле есть замечательная сцена, когда героиня Калашниковой произносит искренние, задушевные фразы из письма, а потом воодушевляется, начинает декламировать как сценический монолог, Эрдман аплодирует, а она кланяется, улыбается…


    
Есть еще мгновенные переключения с монолога персонажа  на текст Человека от театра, дающий скупой лаконичный комментарий,  высвечивающий обстоятельства времени и события жизни героев.
     Думается, эти роли, сыгранные Михаилом Николаевым и Татьяной Калашниковой на высоком эмоциональном и духовном взлете, станут украшением и без того не слабой творческой биографии артистов.
     Создатели спектакля рассказали о времени и о себе. Через своих знаменитых героев, которые времена не выбирали, жили и творили в те годы, что выпали на долю. Ну, и заодно напомнили, что и в биографии личности, и в истории культуры «остается только то, что про любовь»…

ТАТЬЯНА ТКАЧЕНКО, театровед