ПАМЯТИ ЭЙМУНТАСА НЯКРОШЮСА

Трагическое известие об уходе из жизни ЭймунтасаНякрошюса – режиссера с мировым именем – потрясло театральный мир.

На недавнем международном фестивале «Балтийский дом» был показан спектакль Някрошюса «Цинк (Zn)». Предлагаем вашему вниманию рецензию на спектакль, написанную сразу после просмотра, по горячим впечатлениям. 

«Цинк (Zn)». Государственный молодежный театр Литвы / Театр MENOFORTAS (Литва)

Спектакль Э. Някрошюса по произведениям Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики» и «Чернобыльская молитва» вызвал на фестивале наиболее ожесточенную полемику. Степень полемической агрессивности была прямо пропорциональна силе, с которой режиссер демонстрирует нашу враждебную неготовность нести ответственность за свою, чужую и общую вину.

Думается, этот спектакль необходим обществу, так же как для здоровья организма необходим химический элемент цинк.  Да, режиссер объединил события двух катастроф – неправой, чуждой войны и техногенной аварии. Эти истории сопрягаются, поскольку в основе их – преступное небрежение жизнями, судьбами людей, когда кровь людская – водица, а затем - колоссальный обман, умолчание о размерах и реальных фактах катастрофы.

В спектакле сосуществуют два параллельных ряда – сугубо театральный, метафорический стиль режиссера и текст самой Алексиевич, записанные ею правдивые человеческие истории, жуткие и трагические. Режиссер эту жуть и трагизм не нагнетает, из массы свидетельств выбраны лишь несколько, актеры произносят монологи без надрыва, так говорят о боли, которая всегда с тобой. Актеры тонко, органично переходят от карикатур и гротеска к пронзительным исповедям.

Первый – афганский - акт спектакля кажется экспозиционным, режиссер вроде собирает пазл из пока еще разрозненных частей. Во втором акте все собирается, действие становится динамичней, хотя литературного текста там больше – история любви, рассказанная женой погибшего пожарника, история утраченного детства, история человека, забравшего из Чернобыля дверь отчего дома… Может, такой эффект еще и потому, что защитные силы организма срабатывают против военных зверств, а чернобыльские сюжеты более человеческие, что ли.Да и сказывается Чернобыль  повседневно, и мы еще не знаем, каков будет окончательный диагноз, поставленный человечеству.

 В конце первого действия актриса, играющая Светлану, трижды повторяет текст советской воинской присяги, она, женщина, как бы пробует присягу на вкус, произносит ее с разными интонациями, даже с легким эротическим оттенком, тут уже, возможно, что-то по Фрейду – сила правит миром так же, как секс.       

«Цинк» - спектакль человеческих историй. А в центре его судьба женщины, писательницы, взвалившей на себе непомерную ношу свидетельствовать правду на суде истории. Хрупкая, затянутая в элегантный черный костюм АлдонаБяндорюте внешне мало похожа на славянку Алексиевич, это не биографический спектакль, скорее, апология сопротивления системе. Уюта нет, покоя нет, - это начинается неосознанно, с детства. В начале действия на сцену выбегает Светлана-девочка, ее встречают жутковатые фигуры с длинными носами – не то пресловутые Карл и Клара, не то дед Мороз и Снегурочка в духе гофманиады. Они дарят Светлане картонных слоников – гротескно сниженный символ счастья. Потом эти слоны, как в дурном сне, будут преследовать героиню. Мотив бега, убегания не раз повторится в течение спектакля. Героиня словно пытается убежать от своей миссии, от свыше возложенного на нее креста. Вот и тяжелый бобинный магнитофон она пытается забыть, оставить, да он не позволяет, самопроизвольно окликая хозяйку.

От своей судьбы и человеческих судеб никуда не деться, если ты рожден чтобы «выйти на площадь». Точнее, в спектакле, на стадион. Сцены суда над Алексиевич разыгрываются как гротескный футбольный матч, где все и всё играет против нее. Раз за разом персонажи книг Алексиевич вступают в меловой круг – место обвинительной речи. Признавая правоту и правду писательницы,  они все равно требуют суда, устраивая настоящую травлю. Стоит вспомнить вой, который поднялся после присуждения Алексиевич Нобелевской премии – разве это не продолжение сюжета? Что ж, цинк элемент нежный, но стойкий, гнется, но не ломается.  Широко применяется в медицине…

Во втором действии, рассказывая о Чернобыле, актриса выстукивает ладонями ритм текста. И кажется, что она отбивает ладони до крови, пытаясь достучаться до нас, привычно, упорно сопротивляющихся правде. «Только не говорите мне, что эта война закончилась». Войны не кончаются никогда. В том числе и войны с народом. Спектакль ЭймунтасаНякрошюса при всей его сдержанности - страстное обращение ко всем нам, так и не покаявшимся.  И недаром в финале слышен явный намек на привычное, удобное молчание…

Татьяна Коростелева