Дата спектакля
16.10.2021
Одинокие
Пьеса Герхарта Гауптмана о любви и дружбе, о творческих муках, о преклонении перед талантом и исключительностью, о нежности и преданности, о глухоте, о трагическом непонимании
подробнее
Дата спектакля
16.10.2021
Царевна Несмеяна
Забрел в печальное царство Иван, шутник и балагур. Приглянулся веселый парень Царю, да боится царь-батюшка своей строгой дочери, Царевны Несмеяны
подробнее
Дата спектакля
16.10.2021
Зима
«Зима» — фирменные для Гришковца разговоры ни о чем и обо всем сразу, нанизанные на сюжет о замерзающих в лесу солдатах
подробнее
Дата спектакля
17.10.2021
Охота жить. Возможна оплата "Пушкинской картой"
Герои избранных рассказов Шукшина поют и трудятся, пьют, пляшут, любят, дышат, живут под одним общим небом
подробнее
Дата спектакля
17.10.2021
Царевна Несмеяна
Забрел в печальное царство Иван, шутник и балагур. Приглянулся веселый парень Царю, да боится царь-батюшка своей строгой дочери, Царевны Несмеяны
подробнее
Дата спектакля
17.10.2021
Человеческий голос. Возможна оплата "Пушкинской картой"
Моноспектакль популярной актрисы театра и кино Светланы Щедриной в постановке Владимира Туманова. Это серьезное исследование человеческой души, кусок живой жизни
подробнее
Дата спектакля
19.10.2021
Бесприданница. Возможна оплата "Пушкинской картой"
Это страстная история о независимости личности, не связанной меркантильными интересами. В спектакле заняты ведущие артисты театра, среди которых много медийных лиц
подробнее
Дата спектакля
19.10.2021
Вечный муж. Возможна оплата "Пушкинской картой"
После смерти супруги уездный чиновник Павел Павлович Трусоцкий приезжает в Петербург, чтобы разыскать бывшего любовника своей жены
подробнее
Дата спектакля
20.10.2021
Трое на качелях
Пять часов вечера - это наиболее удобное время для деловых встреч. Три незнакомых человека, каждый по своему делу, сошлись вместе в один и тот же час. Но никто не мог даже предположить, чем обернется для каждого из них эта встреча
подробнее
Дата спектакля
20.10.2021
Любовь
«Вот и встретились два одиночества» - эта строчка из известной песни может стать лейтмотивом этого спектакля. Герои пьесы – Он и Она – были когда-то знакомы и симпатизировали друг другу. Но тогда жизнь развела их, не сделав счастливыми и успешными
подробнее
Дата спектакля
21.10.2021
ART
Главные герои - трое закадычных друзей - Марк, Серж и Иван. Тесная дружба не мешает этим парням смотреть на жизнь совершенно по-разному
подробнее
Дата спектакля
21.10.2021
Последний троллейбус. Возможна оплата "Пушкинской картой"
Лирическая комедия по мотивам произведений Александра Володина "Пять вечеров" и "Записки нетрезвого человека"
подробнее
Дата спектакля
22.10.2021
Долгий рождественский обед. Возможна оплата "Пушкинской картой"
Члены молодой американской семьи Бейярдов собираются на Рождество вокруг одного большого стола с традиционной индейкой. Эта традиция не нарушается никогда
подробнее
Дата спектакля
22.10.2021
Проклятая любовь
В основу пьесы легла переписка Ангелины Степановой и Николая Эрдмана. Потрясающая история любви
подробнее

Даниэль Штайн, переводчик - КУРС ВСЕОБЩЕГО ЯЗЫКА // Театральный Петербург. 2008. № 22 (160) 16 – 30 ноября

«Даниэль Штайн, переводчик» в театре на Васильевском. Своевременный спектакль по роману Людмилы Улицкой поставил поляк Анджей Бубень, главный режиссер театра. В чем пан Бубень, несомненно, преуспел, так это в создании собственной команды профессионалов, которая и стала залогом успешной премьеры

В «Штайне» задействовано семеро актеров. Это отборные силы местной труппы, создающие образы столь масштабные, что спектакль вполне можно счесть за модель мироздания. На это бригада создателей, очевидно, и рассчитывала, поскольку композитор Виталий Истомин написал медитативную музыку, погрузив земные страсти в ледяную гармонию вечности. А незаменимый в данной команде художник Елена Дмитракова замкнула действие в круг, а по краям развесила безликие фигуры в длиннополых одеждах. В театре их прозвали «дементорами» - они и впрямь похожи на этих опасных существ из фильмов о Гарри Потере. И исправно напоминают о смерти. Каждому персонажу художник придумала свой уголок – конструкцию из вещей, которые и раскрывают образ героя, и ограничивают его, и защищают от реальности. Нет такого только у католического священника Даниэля Штайна, поляка по происхождению, еврея по национальности, который во время войны в качестве переводчика и всю последующую жизнь помогал людям понять друг друга: спасшись и от газовых камер, и от НКВД, он принял монашество, а потом отправился на Святую землю создавать еврейскую христианскую церковь. Он единственный замечает, что под ногами у него не земля, а пепел – прах миллионов евреев, жертв Холокоста. Грандиозная книга Людмилы Улицкой посвящена ему. И хотя у Даниэля есть вполне реальный прототип – священник Оскар Руфайзен, книга в восемьсот страниц претендует ( и не без оснований) на жанр романа о втором пришествии, соотносимого с «Идиотом» Достоевского. Писатель играет в документальность, роман выглядит монтажом письменных свидетельств: расшифрованных магнитофонных записей, газетных статей, писем, доносов, дневников, etc. Театр делает ставку на характеры. Что до действия, то Анджей Бубень избрал самую сложную из возможных театральных структур: герои тянут каждый свою песнь судьбы, перехватывая друг у друга текст, точно летучий воланчик, но в прямой диалог не вступают. Это еще называется общением через зал. То есть целостная картина межчеловеческих отношений возникает только в сознании зрителя. Выстраивать эту карту связей – отдельное удовольствие, но все же это лишь бонус к роскошному тексту Улицкой и неожиданно мощным актерским работам.

Попробуйте узнать Наталью Кутасову, в последнее время игравшую преимущественно героинь, в коммунистке-фурии с лохматой седой гривой, в кожанке, напряженно застывшей в кресле и чеканящей, как постановления ЦК, историю своей жизни – историю предательств и арестов. Добавьте сюда еще нервный тик, от которого время от времени сводит половину ее лица, - тем удивительней смотреть на Риту Ковач, которая однажды сделает пару шагов в сторону и будет долго с лирической тоской крутить плафон торшера, на гранях которого – оттиски профилей Маркса, Энгельса, Ленина. Покинутая ею во младенчестве дочь Эва – Татьяна Калашникова сидит справа на высоком стуле, а перед ней дамский уголок с зеркалом и набором косметики. Все это очень важно для девочки, которая родилась в гетто, росла в приюте, а на первое причастие ее не пустили, ибо у нее не было белого платья. Как только мать берется заплетать седую косу, Эва яростно расплетает свою – прекрасную, рыжую, густую.

История о смерти пятилетнего сына в машине, обстрелянной палестинцами, - самая спокойная часть речи Гершона Шимеса, чье фанатичное иудейство родилось из фанатичной ненависти к советскому режиму. Михаил Николаев точно по завету Станиславского нашел, где этот плотный истеричный мужчина мягок, как тряпочная игрушка. Слезу наворачиваются на глаза не когда Шимес сообщает, что погибший мальчик был всеобщим любимцем и первым словом его было «lovely», а когда вдруг, точно извиняясь, уточняет, что жена старалась говорить с детьми на иврите, но все равно получалось почему-то по-американски. Вокруг Шимеса громоздятся книги: отсидев десять лет в советских лагерях за самиздат, он с ними не расстается. А у Хильды – немки, отправившейся в Израиль на помощь Даниэлю искупать грех деда, офицера Третьего рейха, - только белое полотно на раме, к которому она старательно крепит фотографии людей, обретших опору в храме Илии, созданном Даниэлем. Актриса Елена Мартыненко в скромном пальтишке и в беретике, из-под которого не выглядывает ни волосинки (так положено женщинам на Востоке – скрывать все, кроме рук и лица), целомудренно, как таинство, но и актерски совершенно играет превращение гадкого утенка в прекрасную женщину. Православного священника Ефима Довитаса Артем Цыпин пригвоздил: собственные неудачи он констатирует с самодовольным хмыканьем, машет кистью, как заправский художник, но передник его отчего-то измазан только красной краской, как кровью. Пригвоздил героя и режиссер – вывел Иудой, строчащим донос. А вот Игорь Николаев сыграл атеиста, но почти святого: его Авигдор Штайн, брат Даниэля, - из тех, кто остается наивным ребенком до тех пор, пока не становится добрым дедушкой. Братьями и сестрами – неприкаянными и одинокими, укрывшимися от жизни каждый в своей крепости – делает этих людей единая для всех интонация претензии: к Богу, к партии, к бывшим и настоящим любимым.

Даниэль Штайн в исполнении Дмитрия Воробьева бродит между ними вечным странником. Но лучшие места в спектакле у Воробьева те, когда он потешается над идиотизмом государственных чиновников, выводя их лицами из анекдотов. Он – человек, не небожитель, и единственное отличие Даниэля от других людей – отсутствие претензий к кому бы то ни было, полное приятие жизни и людей. Актерская природа Воробьева – неагрессивная, излучающая не высший свет, как было у Смоктуновского в «Идиоте», а обыкновенное земное тепло – как нельзя лучше совпала с персонажем, который так необходим сегодня театральной сцене: человеком, с чувством глубокого удовлетворения разрешающим смертельные конфликты.