ТВОРЧЕСКИЙ ВИТАМИН ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ

На Большой сцене Театра на Васильевском 20 июня состоится премьера комедии РэяКуни «Чисто семейное дело». Накануне премьеры мы беседуем  с режиссером-постановщиком спектакля Александром Кладько.

 

-Александр, каким был ваш путь в режиссуру?

-Я получил актерское образование, закончил нашу Театральную академию, курс Дмитрия Астрахана. Но еще обучаясь на артиста, ставил с ребятами какие-то этюды, видимо, тогда уже стало проявляться режиссерское начало. По окончании академии был принят в Молодежный театр артистом, но почему-то мне этого оказалось мало, я одновременно поступил к Григорию Козлову на режиссуру. Совмещать было очень сложно, тем не менее, справлялся. Видимо, тяга к режиссуре была заложена изначально. Но актерская профессия мне до сих пор нравится, я ее люблю и чувствую. Может, в этом смысле у меня выгодней
положение, чем у тех режиссеров, которые не были артистами, я осваиваю материал как бы одновременно и с актерской, и с режиссерской стороны.

 

-Вы вспоминаете ваш первый спектакль?


-Конечно. Это был дипломный спектакль по книге Тамары Петкевич«Жизнь – сапожок непарный». Он назывался «По ту стороны смысла» – это цитата из книги. Очень дорогой для меня спектакль, мы играли его в коридоре театроведческого корпуса Академии, посмотреть спектакль приходили Александр Моисеевич Володин, Лев Иосифович Гительман. Впоследствии участвовали с этим спектаклем в европейских фестивалях. С тех пор дружим с Тамарой Владиславовной Петкевич.

Интересна сама история этой постановки. Когда я учился на актерском, однажды педагог по речи посоветовала обязательно прочитать эту книгу – воспоминания талантливой женщины, прошедшей сталинские лагеря. Потом, через несколько лет, мои друзья уезжали из общежития и по студенческой традиции раздавали книги.Я пошел копаться в книжных развалах и увидел запомнившееся название и фамилию Петкевич. Я  книгу отложил, а прочитал уже летом, на отдыхе в Одессе. Несколько раз книгу откладывал, не мог поверить, что на долю одного человека может выпасть столько испытаний. А дальше с этой книгой продолжали совершаться чудеса. В академии на лестнице я встретил педагога театроведческого факультета и, зная, что Петкевич в свое время закончила этот факультет, спросил, что известно о судьбе Тамары Вячеславовны, жива ли она. Услышав, что она жива, здорова и доступна для общения, выпросил телефон.Тут же ей позвонил и услышал спокойный, уравновешенный голос из классического века петербургской культуры. Сама постановка фраз, ритм меня покорили. Я не мог дождаться назначенного мне дня. К тому времени, как увидел эту прекрасную женщину, я уже знал, что обязательно хочу поставить ее книгу.

 

-Вы работаете в разных театрах. Это означает большую свободу в творчестве, в выборе пьес?

-Свобода - это философское понятие. Опять же в книге Петкевич есть потрясающая мысль, которой, собственно, и был посвящен наш спектакль. Мысль о том, «что можно быть свободным и в несвободе».

Свобода – вещь относительная. Постоянное место работы, казалось бы, ограничивает свободу режиссера, но предоставляет больший простор свободе творческой, поскольку нет необходимости начинать каждый раз работу с нуля с незнакомыми людьми. Для успешной работы уже есть общий язык, понимание.

У режиссеров, которые сотрудничают с разными театрами, есть свобода движения, но возникают сложности другого рода.Каждый раз пристраиваешься заново к людям, к местным особенностям, а они везде разные, в каждом театре свои тараканы, это тоже ограничивает свободу. Выбор пьес, конечно,возможен, чем больше тебя знают и доверяют, тем шире диапазон выбора. Иногда предоставляют полную свободу выбора, что весьма приятно.

Так, например, постановка «Утиной охоты» в Театре Малыщицкого была моим предложением. Я очень люблю Вампилова, фактически все его пьесы поставил, замысел «Утиной охоты» мы с артистом Андреем Шимко давно вынашивали. Для меня Шимко - это сегодняшний Зилов, совсем не такой непризнанный герой, как у Олега Даля, а такой вот неврастеник, который потерялся и ищет себя в этом мире.

Мы репетировали с большим удовольствием. Есть такаяпримета,что, если правильно идет репетиционный процесс, то финал как бы рождается сам по себе, логически вытекает из происходящего.

 

-Как складываются отношения с артистами на репетициях спектакля «Чисто семейное дело»?

-Может быть, надо спросить у артистов, я себя со стороны не вижу, но обычно отношения складываются легкие. Мне кажется, я на артистов не давлю.  Может быть потому, что сам хорошо помню чувство неудовлетворенности, когда приходилось работать с очень  жестким режиссером, который вообще тебя не воспринимал как творческую личность и начинал вгонять в заранее заданный рисунок.  Поэтому я в своем режиссерском опыте стараюсь учитывать прошлые актерские переживания, быть максимально лояльным к артистам, давать им возможность проявить себя творчески.

-Понятно, что пьеса Куни не требует глубокого анализа,  но все-таки можно ли определить тематический посыл спектакля, особенности жанра?

-Скорей всего, можно говорить про человеческий, эмоциональный посыл. Мне кажется, если сохранять чувство меры, то такие комедии положений имеют право на существование в репертуаре серьезного театра.  Сейчас ведь тяжелые времена… Да, «времена не выбирают, в них живут и умирают»… Мне кажется, что современный театр взял какой-то нездоровый крен в чернуху, в социальщину, перемешанную с политикой,со сцены транслируется сплошной негатив. Это не значит, что нужно уходить в другую крайность, исключительно в развлекаловку. Но мне кажется, что неправильно театру брать на себя функции, которые ему не свойственны. Как сказал один остряк, театр должен ставить вопросы, а отвечать на них должны компетентные органы.Я считаю,   вместо  того, чтобы усложнять людям и без того сложную жизнь, тем более оскорблять или уничижать их (а такие постановки сейчас, как мы знаем, тоже есть), гораздо честнее поставить добрую, чистую по жанру комедию, такую творческую витаминку для зрителей. Чтобы зритель мог прийти и отдохнуть,подпитаться хорошей актерской игрой, качественным юмором. А комедии Куниименно таковы, если их ставить с чувством меры, а не поддаваться провокациям жанра, не размениваться на дешевые шутки. Если эти крайности обойти, то может получиться смешной, тонкий, изящный спектакль, за который будет не стыдно.

Комедии положений рассчитаны на ситуацию, которая разрешается здесь и сейчас, это калейдоскоп нелепостей, каламбуров, трюков. Если пытаться из всего этого вычленить какую-то мысль или тему, то, наверно, можно говорить о том, как люди бывают нелепы в неожиданных ситуациях, куда сами себя загоняют. К каким непредсказуемым последствиям ведет маленькая ложь, как она вырастает, словно снежный ком, и подминает человека.

Обыгрываются наши слабости, недостатки, но делается это по-доброму,а в конце наступает такой хеппи энд, как и должно быть в подобных пьесах, когда всё хорошо, все довольны, все друг другу всё простили… И замечательное праздничное настроение воцаряется на сцене и в зале.