РусскийEnglish

Юбилей народной артистки России Натальи КУТАСОВОЙ

  Звезда петербургской сцены, любимица публики, ведущая актриса Театра на Васильевском, лауреат премии Правительства РФ, народная артистка России Наталья Кутасова в конце декабря отмечает юбилей.

 

 

Наталья Кутасова окончила Театральное училище им. Щепкина, курс Владимира Монахова. Среди тех, кто влиял на ее профессиональное становление, был весь цвет Малого театра: Михаил Жаров, Борис Бабочкин, Элина Быстрицкая… По окончании «Щепки» с 1977 по 1990 год работала в Челябинском академическом театре драмы, где вскоре стала подлинной звездой в одной из самых мощных нестоличных трупп. В спектакле «Я – женщина» она исполнением главной роли восхитила автора пьесы Виктора Мережко, который сказал, что этой актрисе подвластно все из многообразного арсенала сценического искусства.

Переехав в 1990 г. в Северную столицу, актриса по приглашению И.П. Владимирова работала в Театре им. Ленсовета. 

С 1992 года Наталья Кутасова работает в Театре на Васильевском. Здесь открылись новые грани ее уникального артистического дарования, природного музыкального дара. В постоянно расширяющемся репертуаре актрисы блистательно исполненные роли в постановках произведений русской и мировой классики, современной драматургии: Агафья Тихоновна («Женитьба», режиссер Анатолий Морозов), Мария Александровна («Последняя гастроль князя К.», реж. Анатолий Морозов), Таня («Таня-Таня», режиссер Владимир Туманов), Милли («Там живут люди», реж. Алексей Янковский) Маркиза Мертей («Опасные связи», реж. Сергей Черкасский), Серафина («Татуированная роза», реж. Роман Смирнов), Наталья Ивановна («Русское варенье», реж. Анджей Бубень), Рита Ковач (Даниэль Штайн, переводчик», реж. Анджей Бубень), Елена («Дети солнца»), Войницкая («Дядя Ваня»), генеральша Епанчина («Идиот»), Кабаниха («Гроза») - цикл русской классики в постановке Владимира Туманова, фрау Фокерат («Одинокие», реж. Денис Хуснияров), Александра («Петербург», реж. Денис Хуснияров). 

Сейчас готовится к изданию книга, посвященная творческому пути Натальи Кутасовой. Предлагаем фрагменты воспоминаний актрисы из будущей книги.

«Все начиналось с безумия». О том, как складывались отношения с Театром на Васильевском.

Для меня все начиналось с просто безумного поступка. За два года работы в Театре имени Ленсовета я сыграла четыре очень интересные роли. Одной из любимых была Наталья Петровна в «Месяце в деревне» – очень красивом светлом спектакле Анатолия Афанасьевича Морозова. Рядом были замечательные партнеры – Лена Рахленко, Сережа Лысов. И тут вдруг появляется Владимир Дмитриевич Словохотов. Он посмотрел спектакль по Тургеневу, и глаза у него загорелись. Стал уговаривать: «Мы начинаем собственное дело, приходи, будешь стоять у истоков театра…» То есть, угадал безошибочно: захотелось созидать, самой вложить кирпичик в создание нового театра.

Когда вошли в здание, здесь все было разрушено, мы на электрических плитах готовили еду, заваривали чай, сутками не уходили отсюда. Руководитель тоже был с нами. А до этого он вообще охранял театр, просто здесь жил, чтобы никто не посмел сюда внедриться. Много было распальцованных товарищей, которые нагло наезжали, хотели это здание отобрать. Отстояли его благодаря обаянию Словохотова, который смог убедить руководителей Василеостровского района, заразить их своей идеей. В это здание вложена любовь очень многих людей разных профессий, они видели безумный шаг руководителя, а потом уже шли за ним. В результате оказалось, что это умное безумие, хорошо продуманное руководителем. Мне кажется, уникальный успех возникновения театра в том, что Словохотов точно собрал людей, которые бесконечно хотели нового дела, которым этот театр был нужен, как воздух, как жизнь, поскольку мы понимали, что вот на этой площадке, соединившись вместе, мы можем рассказывать о том, что нас радует,  что волнует, где у нас болит, с чем мы боремся…

Здание еще было полуразрушено, но мы уже влюбились в нашу лестницу. Она для меня стала символом искусства. Вот мы стояли внизу, смотрели на нее – все, кто пришел из Театра Ленсовета, охваченные идеей созидания: Анатолий Морозов, Александр Николаевич Левит, Лена Рахленко, Сережа Лысов, художник по свету  Володя Рожков – и представляли, как на открытии люди будут подниматься, как бы разбегаться и улетать с нами от земли куда-то  ввысь, в вечные темы, в небеса радости, небеса отчаяния. Эта лестница меня сразу потрясла, я всегда ею любуюсь, потом с большой радостью шагаю через ступеньку, испытывая вдохновение подъема. Меньше всего меня интересовал собственный подъем, об этом я не думала совсем. Спасибо судьбе, что не позволила мне купаться в эйфории, была эйфория профессиональная, по-человечески радостная, но наслаждаться ею было некогда – работа, работа… Постоянный, каждодневный труд, и если что-то получалось, мы понимали, что одолели одну ступеньку лестницы, прошли сантиметры, но все-таки двигались вверх.

           Одна из любимых ролей. О режиссере Владимире Туманове.

Владимир Анатольевич Туманов очень интересный режиссер, умный, тонкий… Как четко Туманов разбирал драматургию, не давая уйти от главного события! Он все время заставлял актера существовать в непрерывном живом процессе.

А еще существовали миги счастья, внутреннего света, когда на репетиции  Туманов создавал такую атмосферу, в которой все жили единым смыслом, одной идеей, каждый трудился над своей партией, а в результате получался красивый слаженный оркестр.

В 1996-м мы выпустили «Таню–Таню»… Помню,  Туманов приносит пьесу Оли Мухиной, говорит: почитай.  Прочитала, прихожу на следующий день и говорю: «Любую роль, потому что это удивительное явление, это просто заново все познавать, это новый театр, новая форма». Он говорит: «Таня старшая. -  Прекрасно,  но я боюсь, я три года не репетировала, у меня есть страх». Он говорит: «Я сам боюсь». 

Потом он был такой замечательный в репетициях, такой хулиганистый, светлый, озорной мальчишка.  Если ему что-то нравится, он хохочет, если не нравится – отвернется, а мы все думаем: ну что ты не останавливаешь, раз не нравится. Нет, он хотел, чтоб мы сами выкарабкивались. Мы репетировали в другом здании, поскольку театр ремонтировался, и просто не могли расходиться после репетиции, мы вообще тонули в этом материале. И позже… У нас было настоящее шампанское, хотя зрители подозревали, что мы и водку хлещем настоящую, такой органичной мужская сцена получилась. И вот после каждого спектакля мы задерживались, выпивали по бокалу шампанского,  разговаривали, обсуждали, как прошел спектакль, это продолжалось в течение многих лет, никто не убегал, удивительная была атмосфера…

              О Наталье Кутасовой:

«Я рад, что такая актриса есть в нашем театре, что ее талант, красота, ее открытый и добрый нрав, ее  отношение к театру, к работе, к людям давно уже стали неким мерилом для всех, кто ее окружает». (Владимир  Словохотов, художественный руководитель Театра на Васильевском, заслуженный деятель искусств России).

«Кутасова великолепно держит темп, чувствуя все движения роли, видя перспективу ее развития. Роскошное богатство выразительности средств, которым владеет исполнительница, дает право увидеть в ней синтетическую актрису: кажется, ей подвластно действительно все. Готовность Кутасовой к риску в работе почти безгранична». (И. Вергасова // журнал «Театральная жизнь»).

«Да, это истинная актриса!  В ее героинях привлекает неуемное жизнелюбие, страстная жажда любить и быть любимой, гордость и готовность к самопожертвованию, умение стойко переносить удары судьбы и в любых обстоятельствах сохранять веру в добро и справедливость. А что еще надо,  чтобы ждать встречи с этой удивительной актрисой на сцене одного из лучших наших театров – Театра на Васильевском». (А. Фадеев // газета общества «Театрал»).

         

                            *                *               *

В свой юбилей 27-го декабря  актриса выйдет на недавно отреставрированную Большую сцену Театра на Васильевском в бенефисном спектакле  «Петербург» по пьесе современного драматурга Юлии Тупикиной в постановке Дениса Хусниярова.  Наталья Кутасова играет Александру – главу семьи петербургских интеллигентов, хранительницу культуры и памяти, вечную душу великого, мистического города.