Интервью Светланы Щедриной, журнал "Русский экран" Москва

Дорогие друзья, с согласия автора предлагаем вашему вниманию интервью актрисы Светланы Щедриной, опубликованное в московском журнале «Русский Экран»

Пора цветения


Бутоны распускаются постепенно. В соцветии таланта актрисы петербургского Театра на Васильевском Светланы Щедриной лепестков очень много. В свои тридцать она играет сразу несколько абсолютно непохожих друг на друга главных ролей на сцене, а в ее фильмографии более тридцати картин: роль следователя Ольги Цветковой в «Тайнах следствия» была ярким началом. Слова поэта Заболоцкого о том, что «душа обязана трудиться и день, и ночь», - про Светлану. Она стремится все успеть и объять, не полагается на случай, хотя он значит  в жизни актрисы немало.

Однажды двенадцатилетняя Света с родителями проходила мимом театр «Время», где висело объявление о наборе в детскую театральную студию при фонде знаменитого композитора Виктора Резникова. Это сейчас студия имеет славу и популярность, а тогда, в девяностые, был только второй набор. Здесь Светлана по-настоящему «заболела» актерской профессией.

- При поступлении в студию предстоял отбор, и я очень сильно волновалась. Но сработала одна вещь, которая и сейчас меня часто выручает. Кажется, что страх, ужас, паника  перевешивают все остальное, но вдруг  наступает момент отчаяния – будь что будет!  -   я себя отпускаю и делаю шаг на сцену.
У нас были очень интересные и достаточно серьезные занятия. Профессиональные артисты петербургских  театров  репетировали с нами  на равных. Мы многому учились, наблюдая за ними. 
А вообще, в детстве, я мечтала не только о том, чтобы заниматься актерской профессией. Например, когда я была маленькой и снималась в небольшом рекламном ролике, то очень захотела освоить мастерство художника-гримера. Меня завораживала эта работа!  Еще я очень хотела профессионально танцевать. И до сих пор влюблена во все, что связано с танцем, движением, пластикой. Обожаю балет.
Я очень люблю свою профессию, но иногда так хочется попробовать еще что-нибудь. В голову приходят разные идеи. Может быть, когда-нибудь получится их реализовать.

-Занятия в студии помогли при поступлении в Театральную академию?
-Да. Хотя было невероятно сложно. Но мне повезло, наверное. Я была очень серьезно настроена на поступление, но никак не ожидала, что это может случиться с первой попытки. И когда я увидела свою фамилию в списке… Если попросят вспомнить самые счастливые моменты в жизни, это событие я назову одним из первых.

-Как бы вы охарактеризовали систему, по которой вас учили?
- Нас учили быть людьми, в первую очередь, несмотря ни на что. Личностями. Всегда повторяли, что актер должен обладать колоссальной волей. У нас были замечательные педагоги.

-Вы как человек изменились к окончанию академии?
 -Мне кажется, я не сильно изменилась,  только стала больше про себя понимать. Иногда приходилось очень жестокую правду слышать о себе. Это непростые четыре года, но неповторимые и счастливые, как и у всех студентов, я думаю.

-Говорят, когда начинаешь  работать, надо забыть все, чему учился раньше. К вашей профессии это относится?
-Закончив вуз, я поняла: настоящее обучение начнется только теперь. Но ни  в коем случае не стоит ничего забывать, а наоборот, использовать все максимально и открывать себя вновь здесь и сейчас.

-В таком случае, как происходило ваше раскрытие, «знакомство» с собой?
-С помощью ролей, наверное. Благодаря партнерам, режиссерам, моим педагогам. Первой ступенькой стала роль Лауры в «Стеклянном зверинце». Это был выпускной спектакль, но  мы еще несколько сезонов играли его в театре «Приют комедианта».  Потом я попала в труппу Театра на Васильевском. Очень насыщенный, новый и интересный для меня период работы был с Анджеем Бубенем. Он предложил мне материал, с которым я никогда прежде не сталкивалась. И первая моя работа в этом театре, в «Салемских колдуньях», где я играю Абигайль Уильямс, была для меня неожиданна, но невероятно любопытна. Это моя первая в жизни отрицательная роль! Меня не покидал азарт – было безумно интересно найти в себе природу отчаянного безумия, разрушающей страсти. В институте же я часто играла лирических  героинь.
Потом случилась огромная работа с Владимиром Анатольевичем Тумановым. Я репетировала Лизу в «Детях солнца». Это был этап колоссальной насыщенной внутренней работы, которая перевернула все внутри меня. Роль странная, противоречивая, я не знала с какой стороны к ней подступиться. А сейчас это одна из самых любимых ролей. У Горького каждая роль –бездна. И каждый спектакль – это непростой путь, который приходится проходить снова и снова.

- Считается, что это хороший тренинг - работать с разными режиссерами.  Это так, или вы  в поисках одного, своего?
-Я думаю, каждый актер мечтает о режиссере, который был бы в него влюблен, понимал его, чувствовал. Про себя могу сказать, что мне в этом смысле везет.

-В кино вам также повезло с разнообразием режиссеров и ролей, как и в театре?
-Да, у меня было несколько очень важных встреч. У Дмитрия Светозарова, например, я снялась в нескольких картинах. И каждый раз  для меня наша встреча – праздник, творческая взаимность! Он обладает уникальной способностью работать с артистами. Всегда все четко, понятно и легко.

-Помните свой первый съемочный день?
 -Я начала сниматься в «Тайнах следствия», еще будучи студенткой третьего курса. И свой первый съемочный день помню очень хорошо. Это был кошмар! Я жутко стеснялась группы, все было для меня незнакомым, чужим. Чуть позже я  познакомилась с Дмитрием Иосифовичем, и он пригласил меня на маленькую роль в «Три цвета любви». Потом был «Фаворский», где была роль  уже побольше. Затем случился «Вепрь» и главная роль. Мы с режиссером встретились снова год назад, после долгого перерыва, в картине «Мать-и-мачеха». И я с таким упоением включилась в эту работу!

-У вас были роли в кино, к которым приходилось готовиться особенно тщательно?
 -В исторических картинах. «С черного хода» по повести Рощина «Воспоминание», где действие происходит в 1949 году, снимал Станислав Митин. Мы  много репетировали и снимали очень подробно, иногда одну сцену в течение двух дней. Я читала воспоминания людей, смотрела  фильмы, передачи, были долгие беседы с режиссером. Чтобы поехать куда-нибудь и окунуться в атмосферу своей героини, – пока такого не случалось. Но надеюсь, что все еще впереди!

-Как вы выбираете материал?
-Если меня увлекает сценарий, судьбы героев заставляют сопереживать, я с удовольствием принимаю такие предложения. И главная роль совсем не обязательна. Небольшие эпизоды иногда бывают очень неожиданными, острыми. Я с удовольствием иду на эксперименты – ведь они могут больше не повториться. А вообще, мне редко приходилось отказываться от работы. Хотя убеждена, что неправильный выбор материала может сыграть плохую службу актеру. Слухами земля полнится.

-Вы многое попробовали. Нет ощущения, что однажды роли ничего нового в вас не откроют?
-Этот  страх всегда присутствует. Возможно, это самое трудное - не повторяться. Но когда начинаешь работать, отключаешься и ищешь... Есть большой соблазн не экспериментировать, а брать то, что лежит на поверхности. Иногда прямо хочется себя сильно-сильно подстегнуть, чтобы получилось что-то новое! У меня были моменты, когда я очень мучилась этим.  И хорошо, когда рядом есть режиссер, который сможет тебе помочь не ошибиться.

-Небольшой диапазон= плохой артист?
-Не думаю, что я в праве об этом судить. Никто не отменял такие вещи, как амплуа.  Мы ведь не знаем, какой у нас диапазон. Мне очень хочется верить, что я еще не раскрылась до конца. На данный момент я очень жду театральной роли, которая  была бы чем-то совсем новым. Не важно – получится или нет. Сам процесс меня увлечет совершенно точно. Я  в предвкушении.

-Верите, что мысль материальна?
-Да. Вот я вам сейчас рассказала - и все сбудется!

-Что заставляет все время двигаться вперед?
-Любопытство, наверное, да и само желание двигаться вперед. Иногда бывает  грустно, когда наступает пауза… Когда я работаю и сильно устаю, мне кажется, что нужна передышка, что я буду читать книжки, гулять в парке, смотреть хорошее кино, ходить на чай к друзьям. Так я живу два дня, три дня, а через неделю мне хочется уже повеситься! Но я убеждена: должен быть момент накопления, созидания. Когда сосуд пустой, ты ничем не сможешь поделиться.

-Работа для вас главное?
  -Если не дай бог жизнь поставит меня перед выбором, мне будет очень больно его сделать. Наверное, даже тяжелее, чем я могу представить. Но, думаю, работа уйдет на второе место. Работа для меня все, но это не вся жизнь. Хотя страшнее этого дня, наверное, не будет. Хочется хороших перемен!

Беседовала Елена Чукина